МЕТОДКАБИНЕТ.РФ

Всероссийский педагогический портал

Новгородцев Александр Александрович, учитель истории и обществознания МОУ «Такмыкская средняя общеобразовательная школа» Большереченского района Омской области

 

Формирование предметной компетенции через организацию работы с историческими документами на уроках обществоведческого цикла

 

 

 

Актуальность.

 

Для развития исторического мышления учащихся большое значение имеет

непосредственное знакомство учеников с источниками исторического знания (документами). С их помощью реализуется принцип наглядности в обучении истории. Документ делает рассказ учителя живым и ярким, а выводы более убедительными. Значимость  документа также в том, что он действует конкретизации исторического материала. Созданию ярких образов и картин прошлого, создает ощущение духа эпохи, формирует у учеников интерес к истории.

При работе с документами у учеников активизируется процесс мышления и воображения, что способствует плодотворному усвоению исторических знаний и развитию исторического сознания. У учеников вырабатываются умения самостоятельной работы: читать документы, анализировать и извлекать информацию, рассуждать, оценивать значение документов прошлого и настоящего. Ученики узнают о значимости документов для исторической науки, видят в них след деятельности когда-то живших людей.

В рамках современной модернизации образования в единый государственный экзамен (ЕГЭ) по истории введены задания по работе с историческими документами, где ученики должны показать умения работы с ними. при чем задания на работу с источниками встречаются во всех трех частях ЕГЭ. Поэтому организация работы с историческими документами на уроках приобретает большое значение.

 

Противоречие.

 

Как показала диагностика, 60% учеников не владеют приемами и методами работы с историческими документами. Поэтому возникло противоречие между необходимостью владеть умениями и навыками работы с историческими документами и реальными результатами ЕГЭ, где ученик должен уметь извлекать информацию из исторического источника, уметь проводить атрибуцию и т.д.

 

Цель.

1. Создание условий для организации работы с историческим документом, произвести подборку документов по конкретным темам, провести корректировку.

2. Соотнесение документа с исторической эпохой.

3. Поиск в документе ключевых элементов.

4. Развитие у учеников умений понимать и интерпретировать текст.

 

Задачи.

 

1. Провести мониторинг на предмет владения умений работы с историческими документами.

2. Изучить методику работы с историческими документами.

3. Разработать алгоритм работы с историческими документами.

 

Предполагаемые результаты.

1. Успешное проведение анализа исторического документа.

2. Извлечение необходимой информации из исторического документа.

3. Проведение сравнительного анализа разных документов одной эпохи.

4. Выработка собственного взгляда на историческое прошлое.

5. Развитие критического мышления.

 

 

Переход к

Новой экономической политике.

(НЭП).

Работа с историческими документами.

Цели урока:

Раскрыть причины перехода к новой экономической      политике и ее сущность.

 

Задачи урока:

1. Определить причины перехода к НЭПу

через анализ исторических документов.

2. Раскрыть сущность НЭПа в сравнении

с «военным коммунизмом».

3. Провести анализ исторического документа

самостоятельно.

 

План изучаемой темы.

1. Сущность политики «военного коммунизма»

2. Причины кризиса политики «военного коммунизма».

3. Переход к НЭПу.

4. Сущность НЭПа.

 

Исторический источник- все созданное человеком: предметы материальной культуры, обычаи, обряды, памятники письменности.

 

Исторические документы- памятники письменности.

 

Виды исторических документов:

1. Актовые документы. Юридические, хозяйственные, политические. Программные (грамоты, законы, указы, прошения, челобитные, росписи, договоры, статистические и следственные документы, программы, речи).

2. Повествовательно-описательные. Летописи, хроники, мемуары, письма, описания путешествий.

3. Памятники художественного слова. Мифы, басни, песни, крылатые выражения, литературные произведения.

 

 

Политика «военного коммунизма».

(1918-1920)

Внутренняя политика советского государства в период гражданской войны.

 

Введение директивно-чрезвычайных методов государственного регулирования политических и социально-экономических процессов в условиях военного разорения.

 

Ориентация на создание нерыночного общества.

 

Меры «военного коммунизма»

1. Централизация управления экономикой.

2. Жесткая регламентация производства и потребления.

3. Сведение на нет экономических рычагов.

4. Усиление административно-репрессивных методов регулирования хозяйственной жизни.

5. Национализация крупной, средней, части мелкой промышленности.

6. Введение продразверстки.

7. Снабжение населения через карточную систем. нормирование снабжения продовольствием.

8. Снабжение продовольствием в соответствии с социальным положением.

9. Жесткое ограничение торговли.

10. Натурализация заработной платы- ее выдача продовольствием.

11. Падение роли денег- гиперинфляция.

12. Всеобщая трудовая повинность.

 

 

Кризис политики «военного коммунизма»

К 1921 Россия буквально лежала в руинах. От бывшей Российской империи отошли территории ПольшиФинляндииЛатвии, ЭстонииЛитвыЗападной БелоруссииЗападной УкраиныКарской области Армении и Бессарабии. По подсчётам специалистов, численность населения на оставшихся территориях едва достигала 135 млн. Потери на этих территориях в результате войн, эпидемий, эмиграции, сокращения рождаемости составили с 1914 г. не менее 25 млн. человек.

Во время военных действий особенно пострадали ДонбассБакинский нефтяной районУрал и Сибирь, были разрушены многие шахты и рудники. Из-за нехватки топлива и сырья останавливались заводы. Рабочие были вынуждены покидать города и уезжать в деревню. Общий объём промышленного производства сократился в 5 раз. Оборудование давно не обновлялось. Металлургия производила столько металла, сколько его выплавляли при Петре I.

Объём сельскохозяйственного производства сократился на 40 % в связи с обесцениванием денег и дефицитом промышленных товаров.

Общество деградировало, его интеллектуальный потенциал значительно ослаб. Большая часть российской интеллигенции была уничтожена или покинула страну.

Таким образом, главная задача внутренней политики РКП(б) и Советского государства состояла в восстановлении разрушенного хозяйства, создании материально-технической и социально-культурной основы для построения социализма, обещанного большевиками народу.

Крестьяне, возмущённые действиями продотрядов, не только отказывались сдавать хлеб, но и поднялись на вооружённую борьбу. Восстания охватили ТамбовщинуУкраинуДонКубаньПоволжье и Сибирь. Крестьяне требовали изменения аграрной политики, ликвидации диктата РКП(б), созыва Учредительного собрания на основе всеобщего равного избирательного права[источник не указан 661 день]. На подавление этих выступлений были брошены части Красной армии.

Недовольство перебросилось и на армию. 1 марта 1921 года моряки и красноармейцы Кронштадтского гарнизона под лозунгом «За Советы без коммунистов!» потребовали освобождения из заключения всех представителей социалистических партий, проведения перевыборов Советов и, как следует из лозунга, исключения из них всех коммунистов, предоставления свободы слова, собраний исоюзов всем партиям, обеспечения свободы торговли, разрешения крестьянам свободно пользоваться своей землёй и распоряжаться продуктами своего хозяйства, то есть ликвидации продразвёрстки. Убедившись в невозможности договориться с восставшими, власти предприняли штурм Кронштадта. Чередуя артиллерийский обстрел и действия пехоты, к 18 марта Кронштадт удалось взять; часть восставших погибла, остальные ушли в Финляндию или сдались.

Из воззвания Временного революционного комитета г. Кронштадта:

Товарищи и граждане! Наша страна переживает тяжёлый момент. Голод, холод, хозяйственная разруха держат нас в железных тисках вот уже три года. Коммунистическая партия, правящая страной, оторвалась от масс и оказалась не в состоянии вывести её из состояния общей разрухи. С теми волнениями, которые последнее время происходили в Петрограде и Москве и которые достаточно ярко указали на то, что партия потеряла доверие рабочих масс, она не считалась. Не считалась и с теми требованиями, которые предъявлялись рабочими. Она считает их происками контрреволюции. Она глубоко ошибается. Эти волнения, эти требования — голос всего народа, всех трудящихся. Все рабочие, моряки и красноармейцы ясно в настоящий момент видят, что только общими усилиями, общей волей трудящихся можно дать стране хлеб, дрова, уголь, одеть разутых и раздетых и вывести республику из тупика…

Уже в 1920 году раздавались призывы отказаться от продразвёрстки: так, в феврале 1920 года соответствующее предложение внёс в ЦК Троцкий, но получил лишь 4 голоса из 15-ти; примерно в то же время, независимо от Троцкого, тот же вопрос в ВСНХ поднимал Рыков.

 

1. Массовые крестьянские восстания на Украине, в Сибири, в Средней Азии, Тамбовской, Воронежской, Саратовской губерниях.

2. Забастовки рабочих.

3. Мятеж моряков в Кронштадте в марте 1921г.

4. Развал экономики страны.

 

 

Ленин В.И. «…Мы натолкнулись на большой- я полагаю, на самый большой .- внутренний кризис Советской России. Этот внутренний кризис обнаружил недовольство не только значительной части крестьянства. но и рабочих».

 

Вывод: возникла реальная угроза основам советской власти!!!

 

Переход к НЭПу.

 

 

Декретом ВЦИК от 21 марта 1921 года, принятым на основании решений X съезда РКП(б), продразвёрстка была отменена и заменена натуральным продналогом, который был примерно вдвое ниже. Столь значительное послабление дало определённый стимул к развитию производства уставшему от войны крестьянству.

Введение продналога не стало единичной мерой. X съезд провозгласил Новую экономическую политику. Её суть — допущение рыночных отношений. НЭП рассматривался как временная политика, направленная на создание условий для социализма.

Главная политическая цель НЭПа — снять социальную напряжённость, укрепить социальную базу советской власти в виде союза рабочих и крестьян. Экономическая цель — предотвратить дальнейшее усугубление разрухи, выйти из кризиса и восстановить хозяйство. Социальная цель — обеспечить благоприятные условия для построения социалистического общества, не дожидаясьмировой революции. Кроме того, НЭП был нацелен на восстановление нормальных внешнеполитических связей, на преодоление международной изоляции.

Законодательные меры

В июле 1921 г. был установлен раз решительный порядок открытия торговых заведений. Постепенно отменялись государственные монополии на различ- ные виды продукции и товаров. Для мелких промышленных предприятий был установлен упрощённый поря док регистрации, были пересмотрены допустимые размеры использования наёмного труда (с десяти работников в 1920 г. до двадцати работников на одно предприятие по июльскому декрету 1921 г.). Осуществлялась денационализация мелких и кустарных предприятий.

В связи с введением НЭПа вводились определённые правовые гарантии для частной собственности. Так, 22.05.1922 г. ВЦИК издал декрет «Об основных частных имущественных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых её законами и защищаемых судами РСФСР». Затем постановлением ВЦИК от 11.11.22 г. с 1.01.23 г. был введён в действие Гражданский кодекс РСФСР, который, в частности предусматривал, что каждый гражданин имеет право организовывать промышленные и торговые предприятия.[4]

Ещё в ноябре 1920 г. СНК принял декрет «О концессиях», однако лишь с 1923 г. начинается практика заключения концессионных договоров, по которым иностранным компаниям предоставлялось право использования государственных предприятий.

НЭП в финансовой сфере

Задачей первого этапа денежной реформы, реализуемой в рамках одного из направлений экономической политики государства, явилась стабилизация валютно-кредитных отношений СССР с другими странами. После проведения двух деноминаций, в результате которых 1 млн. руб. прежних денежных знаков был приравнен к 1 р. новых совзнаков, было введено параллельное обращение обесценивающихся совзнаков для обслуживания мелкого товарооборота и твёрдых червонцев, обеспеченных драгоценными металлами, устойчивой иностранной валютой и легко реализуемыми товарами. Червонец приравнивался к старой 10-рублевой золотой монете, содержавшей 7,74 г чистого золота.

Эмиссия обесценивающихся совзнаков была использована для финансирования дефицита государственного бюджета, вызванного экономическими трудностями. Их удельный вес в денежной массе неуклонно сокращался с 94 % в феврале 1923 г. до 20 % в феврале 1924 г. От обесценения совзнаков большие потери несло крестьянство, стремившееся задержать реализацию своих продуктов, и рабочий класс, получавший заработную плату в совзнаках. Для компенсации потерь рабочего класса использовалась бюджетная политика, направленная на повышение обложения частного сектора и уменьшение обложения государственного сектора. Увеличивались акцизы на предметы роскоши и снижались или вовсе отменялись на предметы первой необходимости. Большую роль в поддержке стабильности национальной валюты в течение всего периода НЭП играли государственные займы. Однако угроза торговой смычке между городом и деревней требовала ликвидации параллельного денежного обращения и стабилизации рубля на внутреннем рынке.

Умелое сочетание плановых и рыночных инструментов регулирования экономики, обеспечивавшее рост народного хозяйства, резкое снижение бюджетного дефицита, увеличение запасов золота и иностранной валюты, а также активный внешнеторговый баланс позволили в течение 1924 г. осуществить второй этап денежной реформы по переходу к одной устойчивой валюте. Отменённые совзнаки подлежали выкупу казначейскими билетами по фиксированному соотношению в течение полутора месяцев. Между казначейским рублём и банковским червонцем установили твёрдое соотношение, приравнивавшее 1 червонец к 10 рублям. В обращении находились банковские и казначейские билеты, а золотые червонцы использовались, как правило, в международных расчётах. Их курс в 1924 г. стал выше официального золотого паритета по отношению к фунту стерлингов и доллару.

В 20-е гг. широко использовался коммерческий кредит, обслуживавший примерно 85 % объёма сделок по продаже товаров. Банки контролировали взаимное кредитование хозяйственных организаций и с помощью операций по учёту и залогу регулировали размер коммерческого кредита, его направление, сроки и процентную ставку. Однако применение его создавало возможность для внепланового перераспределения средств в народном хозяйстве и затрудняло банковский контроль.

Развивалось финансирование капитальных вложений и долгосрочное кредитование. После гражданской войны капитальные вложения финансировались в безвозвратном порядке или в виде долгосрочных ссуд. Для инвестирования промышленности в 1922 г. были созданы акционерное общество «Электрокредит» и Промышленный банк, преобразованные затем в Электробанк и Торгово-промышленный банк СССР. Долгосрочное кредитование местного хозяйства осуществляли местные коммунальные банки, преобразованные с 1926 г. в Центральный коммунальный банк (Цекомбанк). Сельскому хозяйству предоставляли долгосрочные кредиты государственные кредитные учреждения, кредитная кооперация, образованный в 1924 г. Центральный сельскохозяйственный банк, кооперативные банки — Всекобанк и Украинбанк. Тогда же был создан Внешторгбанк, осуществлявший кредитно-расчётное обслуживание внешней торговли, куплю-продажу иностранной валюты.

НЭП в сельском хозяйстве

Из обращения ВЦИК и СНК «К крестьянству РСФСР» 23 марта 1921 года:

… Постановлением Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров развёрстка отменяется, и вместо неё вводится налог на продукты сельского хозяйства. Этот налог должен быть меньше, чем хлебная развёрстка. Он должен назначаться ещё до весеннего посева, чтобы каждый крестьянин мог заранее учесть, какую долю урожая он должен отдать государству и сколько останется в его полное распоряжение. Налог должен взиматься без круговой поруки, то есть должен падать на отдельного домохозяина, чтобы старательному и трудолюбивому хозяину не приходилось платить за неаккуратного односельчанина. По выполнении налога оставшиеся у крестьянина излишки поступают в его полное распоряжение. Он имеет право обменять их на продукты и инвентарь, которые будет доставлять в деревню государство из-за границы и со своих фабрик и заводов; он может использовать их для обмена на нужные ему продукты через кооперативы и на местных рынках и базарах…

Продналог был первоначально установлен на уровне примерно 20 % от чистого продукта крестьянского труда (то есть для его уплаты требовалось сдать почти вдвое меньше хлеба, чем при продразвёрстке), причём впоследствии его намечалось снизить до 10 % урожая и перевести в денежную форму.

Земельный кодекс РСФСР был принят 30 октября 1922 г. и введён в действие с декабря того же года. Он «навсегда отменял право частной собственности на землю», недра, воды и леса в пределах РСФСР. Сдача земли в аренду разрешалась на срок не более одного севооборота (при трёхполье — три года, при четырёхполье — четыре года и т. д.). При этом предусматривалось, что «никто не может получить по договору аренды в своё пользование земли больше того количества, какое он в состоянии дополнительно к своему наделу обработать силами своё го хозяйства». Использование крестьянами наёмного труда допускалось лишь при «не­пременном сохранении применяющим его хозяйством своё го трудового строя, то есть при условии, если все наличные труд­оспособные члены хозяйства наравне с наёмным рабочими принимают участие в работе хозяйства» и при условии невоз- можности хозяйства самому выполнить эту работу.[5]

Необходимо, однако, отметить тот факт, что зажиточные крестьяне облагались налогом по повышенным ставкам. Таким образом, с одной стороны, была предоставлена возможность улучшать благосостояние, но с другой, не было смысла слишком разворачивать хозяйство. Всё это вместе взятое привело к «осереднячиванию» деревни. Благосостояние крестьян в целом по сравнению с довоенным уровнем повысилось, число бедных и богатых уменьшилось, доля середняков возросла.

Однако даже такая половинчатая реформа дала определённые результаты, и к 1926 году продовольственное снабжение значительно улучшилось.

В общем, НЭП благотворно сказался на состоянии деревни. Во-первых, у крестьян появился стимул работать. Во-вторых (по сравнению с дореволюционным временем) у многих увеличился земельный надел — основное средство производства.

Стране требовались деньги — на содержание армии, на восстановление промышленности, на поддержку мирового революционного движения. В стране, где 80 % населения составляло крестьянство, основная тяжесть налогового бремени легла именно на него. Но крестьянство было не настолько богатым, чтобы обеспечить все потребности государства, необходимые налоговые поступления. Повышенное налогообложение на особо зажиточных крестьян так же не помогло, поэтому с середины 1920-х стали активно использоваться иные, неналоговые способы пополнения казны, такие, как принудительные займы и заниженные цены на зерно и завышенные цены на промышленные товары. Как следствие, промышленные товары, если рассчитать их стоимость в пудах пшеницы, оказались в несколько раз дороже, чем до войны, несмотря на менее высокое качество. Образовалось явление, которое с лёгкой руки Троцкого стали называть «ножницами цен». Крестьяне отреагировали просто — перестали продавать зерно свыше того, что им было нужно для уплаты налогов. Первый кризис сбыта промышленных товаров возник осенью 1923 года. Крестьяне нуждались в плугах и прочих промышленных изделиях, но отказывались покупать их по завышенным ценам. Следующий кризис возник в 1924-25 хозяйственном году (то есть осенью 1924 — весной 1925). Кризис получил название «заготовительного», поскольку заготовки составили лишь две трети ожидаемого уровня. Наконец, в 1927-28 хозяйственном году — новый кризис: не удалось собрать даже самого необходимого.

Итак, к 1925 году стало ясно, что народное хозяйство пришло к противоречию: дальнейшему продвижению к рынку мешали политические и идеологические факторы, боязнь «перерождения» власти; возврату к военно-коммунистическому типу хозяйства мешали воспоминания о крестьянской войне 1920 года и массовом голоде, боязнь антисоветских выступлений.

Всё это вело к разноголосице в политических оценках ситуации.

Так, в 1925 году Бухарин призвал крестьян: «Обогащайтесь, накапливайте, развивайте своё хозяйство!», но уже через несколько недель на деле отказался от своих слов. Другие же, во главе с Е. А. Преображенским, требовали усиления борьбы с «кулаком» (забиравшим в свои руки, как они утверждали, не только экономическую, но и политическую власть в деревне), — не помышляя, однако, ни о «ликвидации кулачества как класса», ни о насильственной «сплошной коллективизации», ни о свёртывании НЭПа (в отличие от Бухарина, который с 1930 г. занялся теоретическим обоснованием новой сталинской политики, а в 1937 г. в своём письме будущим руководителям партии клялся, что вот уже 8 лет не имеет никаких разногласий со Сталиным, Е. А. Преображенский осуждал сталинскую политику и на Лубянке в 1936 г.[6]). Однако противоречия НЭПа усиливали антинэповские настроения низовой и средней части партийного руководства.

НЭП в промышленности

Из резолюции XII съезда РКП(б), апрель 1923 года:

Возрождение государственной промышленности при общей хозяйственной структуре нашей страны будет по необходимости находиться в теснейшей зависимости от развития сельского хозяйства, необходимые оборотные средства должны образоваться в сельском хозяйстве в качестве избытка сельскохозяйственных продуктов над потреблением деревни, прежде чем промышленность сможет сделать решительный шаг вперёд. Но столь же важно для государственной промышленности не отставать от земледелия, иначе на основе последнего создалась бы частная индустрия, которая, в конце концов, поглотила бы или рассосала государственную. Победоносной может оказаться только такая промышленность, которая даёт больше, чем поглощает. Промышленность, живущая за счёт бюджета, то есть за счёт сельского хозяйства, не могла бы создать устойчивой и длительной опоры для пролетарской диктатуры. Вопрос о создании в государственной промышленности прибавочной стоимости — есть вопрос о судьбе Советской власти, то есть о судьбе пролетариата.

Радикальные преобразования произошли и в промышленности. Главки были упразднены, а вместо них созданы тресты — объединения однородных или взаимосвязанных между собой предприятий, получившие полную хозяйственную и финансовую независимость, вплоть до права выпуска долгосрочных облигационных займов. Уже к концу 1922 г. около 90 % промышленных предприятий были объединены в 421 трест, причём 40 % из них было централизованного, а 60 % — местного подчинения. Тресты сами решали, что производить и где реализовывать продукцию. Предприятия, входившие в трест, снимались с государственного снабжения и переходили к закупкам ресурсов на рынке. Законом предусматривалось, что «государственная казна за долги трестов не отвечает».

ВСНХ, потерявший право вмешательства в текущую деятельность предприятий и трестов, превратился в координационный центр. Его аппарат был резко сокращён. Именно в то время появился хозяйственный расчёт, при котором предприятие (после обязательных фиксированных взносов в государственный бюджет) имеет право само распоряжаться доходами от продажи продукции, само отвечает за результаты своей хозяйственной деятельности, самостоятельно использует прибыли и покрывает убытки. В условиях НЭПа, писал Ленин, «государственные предприятия переводятся на так называемый хозяйственный расчёт, то есть, по сути, в значительной степени на коммерческие и капиталистические начала».

Не менее 20 % прибыли тресты должны были направлять на формирование резервного капитала до достижения им величины, равной половине уставного капитала (вскоре этот норматив снизили до 10 % прибыли до тех пор, пока он не достигал трети первоначального капитала). А резервный капитал использовался для финансирования расширения производства и возмещения убытков хозяйственной деятельности. От размеров прибыли зависели премии, получаемые членами правления и рабочими треста.

Стали возникать синдикаты — добровольные объединения трестов на началах кооперации, занимавшиесясбытомснабжениемкредитованиемвнешнеторговыми операциями. К концу 1922 г. 80 % трестированной промышленности было синдицировано, а к началу 1928 г. насчитывалось 23 синдиката, которые действовали почти во всех отраслях промышленности, сосредоточив в своих руках основную часть оптовой торговли. Правление синдикатов избиралось на собрании представителей трестов, причём каждый трест мог передать по своему усмотрению большую или меньшую часть своего снабжения и сбыта в ведение синдиката.

Реализация готовой продукции, закупка сырья, материалов, оборудования производилась на полноценном рынке, по каналам оптовой торговли. Возникла широкая сеть товарных бирж, ярмарок, торговых предприятий.

В промышленности и других отраслях была восстановлена денежная оплата труда, введены тарифы, зарплаты, исключающие уравниловку, и сняты ограничения для увеличения заработков при росте выработки. Были ликвидированы трудовые армии, отменены обязательная трудовая повинность и основные ограничения на перемену работы. Организация труда строилась на принципах материального стимулирования, пришедших на смену внеэкономическому принуждению «военного коммунизма». Абсолютная численность безработных, зарегистрированных биржами труда, в период НЭПа возросла (с 1,2 млн человек в начале 1924 г. до 1,7 млн человек в начале1929 г.), но расширение рынка труда было ещё более значительным (численность рабочих и служащих во всех отраслях народного хозяйства увеличилась с 5,8 млн в 1924 г. до 12,4 млн в 1929 г.), так что фактически уровень безработицы снизился.

В промышленности и торговле возник частный сектор: некоторые государственные предприятия были денационализированы, другие — сданы в аренду; было разрешено создание собственных промышленных предприятий частным лицам с числом занятых не более 20 человек (позднее этот «потолок» был поднят). Среди арендованных «частниками» фабрик были и такие, которые насчитывали 200—300 человек, а в целом на долю частного сектора в период НЭПа приходилось около пятой части промышленной продукции, 40—80 % розничной торговли и небольшая часть оптовой торговли.

Ряд предприятий был сдан в аренду иностранным фирмам в форме концессий. В 1926—27 гг. насчитывалось 117 действующих соглашений такого рода. Они охватывали предприятия, на которых работали 18 тыс. человек и выпускалось чуть более 1 % промышленной продукции. В некоторых отраслях, однако, удельный вес концессионных предприятий и смешанных акционерных обществ, в которых иностранцы владели частью пая, был значителен: в добыче свинца и серебра — 60 %; марганцевой руды — 85 %; золота — 30 %; в производстве одежды и предметов туалета — 22 %.

Помимо капиталов в СССР направлялся поток рабочих-иммигрантов со всего мира. В 1922 г. американским профсоюзом швейников и советским правительством была создана Русско-американская индустриальная корпорация (РАИК), которой были переданы шесть текстильных и швейных фабрик в Петрограде, четыре — в Москве.

Бурно развивалась кооперация всех форм и видов. Роль производственных кооперативов в сельском хозяйстве была незначительна (в 1927 г. они давали только 2 % всей сельскохозяйственной продукции и 7 % товарной продукции), зато простейшими первичными формами — сбытовой, снабженческой и кредитной кооперации — было охвачено к концу 1920-х более половины всех крестьянских хозяйств. К концу 1928 г. непроизводственной кооперацией различных видов, прежде всего крестьянской, было охвачено 28 млн. человек (в 13 раз больше, чем в 1913 г.). В обобществлённой розничной торговле 60—80 % приходилось на кооперативную и только 20—40 % — на собственно государственную, в промышленности в 1928 г. 13 % всей продукции давали кооперативы. Существовало кооперативное законодательство, кредитование, страхование.

Взамен обесценившихся и фактически уже отвергнутых оборотом совзнаков в 1922 г. был начат выпуск новой денежной единицы —червонцев, имевших золотое содержание и курс в золоте (1 червонец = 10 дореволюционным золотым рублям = 7.74 г чистого золота). В 1924 г. быстро вытеснявшиеся червонцами совзнаки вообще прекратили печатать и изъяли из обращения; в том же году был сбалансирован бюджет и запрещено использование денежной эмиссии для покрытия расходов государства; были выпущены новые казначейские билеты — рубли (10 рублей = 1 червонцу). На валютном рынке как внутри страны, так и за рубежом червонцы свободно обменивались на золото и основные иностранные валюты по довоенному курсу царского рубля (1 американский доллар = 1.94 рубля).

Возродилась кредитная система. В 1921 г. был создан Государственный банк РСФСР (преобразованный в 1923 году в Государственный банк СССР), начавший кредитование промышленности и торговли на коммерческой основе. В 1922—1925 гг. был создан целый ряд специализированных банков: акционерные, в которых пайщиками были Госбанк, синдикаты, кооперативы, частные и даже одно время иностранные, для кредитования отдельных отраслей хозяйства и районов страны; кооперативные — для кредитования потребительской кооперации; организованные на паях общества сельскохозяйственного кредита, замыкавшиеся на республиканские и центральный сельскохозяйственные банки; общества взаимного кредита — для кредитования частной промышленности и торговли; сберегательные кассы — для мобилизации денежных накоплений населения. На 1 октября 1923 г. в стране действовало 17 самостоятельных банков, а доля Госбанка в общих кредитных вложениях всей банковской системы составляла 2/3. К 1 октября 1926 г. число банков возросло до 61, а доля Госбанка в кредитовании народного хозяйства снизилась до 48 %.

Товарно-денежные отношения, которые ранее пытались изгнать из производства и обмена, в 1920-е годы проникли во все поры хозяйственного организма, стали главным связующим звеном между его отдельными частями.

Всего за 5 лет, с 1921 по 1926 г., индекс промышленного производства увеличился более чем в 3 раза; сельскохозяйственное производство возросло в 2 раза и превысило на 18 % уровень 1913 г. Но и после завершения восстановительного периода рост экономики продолжался быстрыми темпами: в 1927 и 1928 гг. прирост промышленного производства составил 13 и 19 % соответственно. В целом же за период 1921—1928 гг. среднегодовой темп прироста национального дохода составил 18 %.

Самым важным итогом НЭПа стало то, что впечатляющие хозяйственные успехи были достигнуты на основе принципиально новых, неизвестных дотоле истории общественных отношений. В промышленности ключевые позиции занимали государственные тресты, в кредитно-финансовой сфере — государственные и кооперативные банки, в сельском хозяйстве — мелкие крестьянские хозяйства, охваченные простейшими видами кооперации. Совершенно новыми оказались в условиях нэпа и экономические функции государства; коренным образом изменились цели, принципы и методы правительственной экономической политики. Если ранее центр прямо устанавливал в приказном порядке натуральные, технологические пропорции воспроизводства, то теперь он перешёл к регулированию цен, пытаясь косвенными, экономическими методами обеспечить сбалансированный рост.

Государство оказывало нажим на производителей, заставляло их изыскивать внутренние резервы увеличения прибыли, мобилизовывать усилия на повышение эффективности производства, которое только и могло теперь обеспечить рост прибыли.

Широкая кампания по снижению цен была начата правительством ещё в конце 1923 г., но действительно всеобъемлющее регулирование ценовых пропорций началось в 1924 г., когда обращение полностью перешло на устойчивую червонную валюту, а функции Комиссии внутренней торговли были переданы Наркомату внутренней торговли с широкими правами в сфере нормирования цен. Принятые тогда меры оказались успешными: оптовые цены на промышленные товары снизились с октября 1923 г. по 1 мая 1924 г. на 26 % и продолжали снижаться далее.

Весь последующий период до конца НЭПа вопрос о ценах продолжал оставаться стержнем государственной экономической политики: повышение их трестами и синдикатами грозило повторением кризиса сбыта, тогда как их понижение сверх меры при существовании наряду с государственным частного сектора неизбежно вело к обогащению частника за счёт государственной промышленности, к перекачке ресурсов государственных предприятий в частную промышленность и торговлю. Частный рынок, где цены не нормировались, а устанавливались в результате свободной игры спроса и предложения, служил чутким «барометром», «стрелка» которого, как только государство допускало просчёты в политике ценообразования, сразу же «указывала на непогоду».

Но регулирование цен проводилось бюрократическим аппаратом, который не контролировался в достаточной степени непосредственными производителями. Отсутствие демократизма в процессе принятия решений, касающихся ценообразования, стало «ахиллесовой пятой» рыночной социалистической экономики и сыграло роковую роль в судьбе НЭПа.

Сколь ни блестящи были успехи в экономике, её подъём ограничивался жёсткими пределами. Достигнуть довоенного уровня было нелегко, но и это означало новое столкновение с отсталостью вчерашней России, сейчас уже изолированной и окружённой враждебным ей миром. В конце 1917 прекратило торговые отношения с Советской Россией правительство США, в 1918 правительства Англии и Франции. В октябре 1919 Верховный совет Антанты объявил о полном запрещении всех форм экономических связей с Советской Россией. Империалистические державы пытались с помощью блокады удушить голодом первое в мире социалистическое государство. В результате провала интервенции против Советской республики и роста противоречий в экономике самих империалистических стран государства Антанты были вынуждены снять блокаду (январь 1920). Потерпев поражение с организацией общей блокады, империалистические государства пытались организовать т. н. золотую блокаду, отказываясь принимать в качестве платёжного средства советское золото, а несколько позже — кредитную блокаду, отказываясь предоставлять СССР кредиты. Советский Союз успешно прорывал одну форму экономической блокады за другой.

 

 

Алгоритм работы с историческим документом.

 

 

1.Определить название и тип исторического документа (повествовательно-описательный, актовый ).

2.Определить время,  место, исторические условия создания документа (атрибуция).

3.Выделить ключевые слова, несущие смысловую нагрузку.

4.Выделить главную мысль (основные, узловые вопросы исторического документа).

5.Соотнести информацию, полученную из исторического документа, с изучаемым периодом истории.

 

 

Документ 1

ОТРЫВОК из письма Вельского комитета РКП(б)

Вологодскому губернскому комитету партии о реквизициях

крестьянского семенного зерна от 3 апреля 1920 г.

 

«Выше нашего понимания события, происходящие в уез­де. Защита интересов трудящихся, борьба с разрухой и про­чее — теперь миф и обман. Это суровая действительность заставляет

нас говорить так и вот почему. Несвоевременная реквизиция хлеба и совершенно непосильная в технике (здесь: в порядке изъятия хлеба) вызвала кошмарные явле­ния... Когда мы, исполняя наряд в 220 000 пудов, безусловно, должны были брать все семена, боясь будущего голода, всё население протестовало и подчинилось (только) грубой силе штыка. Налицо избиения многих крестьян прикладами, сажание в холодные погреба раздетых, угон последней коровы или лошади, сажание в тюрьму по 50 человек зараз. Должны сказать, что в подавляющем большинство (такой террор) вы­носят не кулаки и мародеры, а население, которое нам дове­ряло и шло навстречу во всех повинностях. Кто виновник таких явлений, черт знает! Но факт тот, что Центр определенно говорит, что не трогайте у населения семена. Но мы делаем наоборот, «не оставляй семян», так и есть. Из южного района (уезда), где указанные явления происходили больше всего, кто-то и где-то решил всё увезти, то есть весь хлеб жандармскими методами... хоть трава не расти, а всё возьмем.

Мы, безусловно, пляшем на содрогающемся вулкане и сто­им перед катастрофой октябрьских завоеваний».

 

Документ 2

О необходимости замены продразверстки натуральным налогом.

(Из письма крестьян Панфиловской волости Вологодской губернии)

 

В настоящее время у крестьян нашей волости взято почти все: хлеб, скот, сено, сырье. Кустарничество захирело. Крестьянину оставлено продовольствия от 18 до 30 фунтов в месяц.

К весеннему севу мы остались почти без семян. Купить их где-либо для нас очень трудно — очень уж дорого...

Вся посевная кампания будет ни к чему, если вместо разверстки не обложить крестьян податью, только не денежной, а хлебной.

Налог надо рассчитывать согласно почвы земли, например, от5 до 15 пудов с каждой засеянной десятины в нашем северномкрае. Когда каждый крестьянин будет знать свою норму налога время его сдачи, тогда нам не нужно будет держать в волости десятки  продагентов

 

Документ 3

О необходимости замены продразверстки натуральным налогом.

(Из письма крестьян Панфиловской волости Вологодской губернии)

 

В настоящее время у крестьян нашей волости взято почти все: хлеб, скот, сено, сырье. Кустарничество захирело. Крестьянину оставлено продовольствия от 18 до 30 фунтов в месяц.

К весеннему севу мы остались почти без семян. Купить их где-либо для нас очень трудно — очень уж дорого...

Вся посевная кампания будет ни к чему, если вместо разверстки не обложить крестьян податью, только не денежной, а хлебной.

Налог надо рассчитывать согласно почвы земли, например, от

5 до 15 пудов с каждой засеянной десятины в нашем северном

крае. Когда каждый крестьянин будет знать свою норму налога

время его сдачи, тогда нам не нужно будет держать в волости

десятки  продагентов

 

Документ 3

ОТРЫВОК ИЗ ДЕКРЕТА ВЦИК, ПРИНЯТОГО 21 МАРТА 1921 г.

 

«Для обеспечения правильного и спокойного ведения хо­зяйства на основе более свободного распоряжения земледель­ца продуктами своего труда и своими сельскохозяйственными средствами, для укрепления крестьянского хозяйства и под­нятия его производительности, а также в целях точного уста­новления падающих на землевладельцев обязательств, развер­стка, как способ государственных заготовок продовольствия, сырья и фуража, заменяется натуральным налогом.

Этот налог должен быть меньше налагавшегося до сих пор путем разверстки обложения. Сумма налога должна быть ис­числена так, чтобы покрыть самые необходимые потребности армии, городских рабочих и неземледельческого населения. Общая сумма налога должна быть постоянно уменьшаема, по мере того как восстановление транспорта и промышленности позволит Советской власти получать продукты сельского хозяй­ства в обмен на фабрично-заводские и кустарные продукты.

...Налог должен быть прогрессивным; процент отчисления для хозяйств середняков, маломощных хозяев и для хозяйств городских рабочих должен быть пониженным.

Хозяйства беднейших крестьян могут быть освобождены от некоторых, а в исключительных случаях и от всех видов натурального налога.

Старательные хозяева-крестьяне, увеличивающие площа­ди засева в своих хозяйствах, а равно увеличивающие произ­водительность хозяйства в целом, получают льготы по выпол­нению натурального налога.

Закон о налоге должен быть составлен таким образом и опубликован в такой срок, чтобы земледельцы еще до начала весенних полевых работ, были возможно точно осведомлены о размерах падающих на них обязательств».

 

Документ 4

Отрывок из произведений

Булгакова М.С.

 

То тут, то там стали отваливаться деревянные щиты, из-под них глянули на свет после долгого перерыва за­пыленные и тусклые магазинные витрины. В глубине за­пущенных помещений загорелись лампочки, и при свете их зашевелилась жизнь: стали приколачивать, прибивать, чинить, распаковывать ящики и коробки с товарами. Вы­мытые витрины засияли. Вспыхнули сильные круглые лампы над выставками или узкие осветительные трубки по бокам окон.

Трудно понять, из каких таинственных недр обнищав­шая Москва ухитрилась извлечь товар, но она достала его и щедрой рукой вытряхнула на зазеркаленные витрины и разложила на полках.

Зашевелились Кузнецкий, Петровка, Неглинная, Лубян­ка, Мясницкая, Тверская, Арбат. Магазины стали расти как грибы... Государственные, кооперативные, артельные, частные... За кондитерскими, которые первые повсюду за­горелись огнями, пошли галантерейные, гастрономические, писчебумажные, шляпные, парикмахерские, книжные, тех­нические и, наконец, универсальные.

На оголенные стены цветной волной полезли вывески, с каждым днем все больших размеров. Кое-где они сде­ланы на скорую руку, иногда просто написаны на полот­не, но рядом с ними появились постоянные, по новому правописанию, с яркими аршинными буквами. И приби­ты они огромными прочными костылями. Надолго, зна­чит. <...>

На Петровке, в сумеречные часы дня из окон на чер­ные от народа тротуары льется непрерывный электриче­ский свет. Блестят окна конфекционов. Сотни флаконов с лучшими заграничными духами, граненых, молочно-бе­лых, желтых, разных причудливых форм и фасонов. Вол­ны материй, груды галстуков, кружева, ряды коробок с пудрой. А вон безжизненно только сияют раскрашенные лица манекенов, и на плечи их наброшены бесценные по нынешним временам палантины. Ожили пассажи. <...>

Кондитерские на каждом углу. И целые дни, и до зак­рытия они полны народу. Полки завалены белым хле­бом. Калачами, французскими булками. Пирожные бес­численными рядами устилают прилавки. Все это чудо­вищных цен. Но цены в Москве давно уже никого не пугают, и сказочные, астрономические цифры миллионно пропускают за день блестящие, неустанно щелкающие кассы»…